Ведмідь загадка

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


загадка ведмідь

2017-09-23 05:49




Очень богатый одесский зубной врач Рабинович эмигрирует в Америку. Поскольку вывезти всё своё состояние за границу не представляется возможным, он всё своё имущество продал и сделал себе пять пар драгоценных зубных протезов. Стоимость этих протезов намного превышает предельную сумму, которую по закону можно провезти через таможню США. Он благополучно прибыл в Нью-Йорк и, когда таможенник его спросил, для чего ему пять пар вставных зубов, Рабинович объясняет: - Евреи, соблюдающие кашрут, держат два набора посуды: один - для мясного, другой - для молочного. Я так религиозен, что держу также две пары зубов: для мясной пищи и для молочной. Таможенник слегка удивился, но сказал: - O'key! Для этого вам нужны две пары зубов. Как насчёт ещё трёх пар, находящихся в вашем чемодане? Рабинович объясняет: - Понимаете, очень религиозные евреи держат ещё отдельную посуду для мясного и молочного специально для Песаха. Я же так религиозен, что для этого держу отдельную пару зубов! - О, вы действительно очень крепки в своей вере, если так ревностно соблюдаете все религиозные традиции, - сказал таможенник. - Однако позвольте вас спросить, для чего ещё нужна пятая пара? Рабинович беспокойно оглядывается, жестом подзывает таможенника поближе, наклоняется к нему и шепчет: - Знаете, если честно, иногда так хочется пожевать кусочек бекона...


Рожденный ползать везде пролезет.






ПРОДОЛЖЕНИЕ ЦИКЛА ЭРОТИЧЕСКИХ ХАЙКУ Секса втроем преимущества многим, увы, незнакомы. Я ж наслаждаюсь безмерно с соседской супружеской парой, Стоя тихонько у двери, смотрю себе в щелку.


В советское время город ежегодно помогал селу в великой битве за урожай. Тот год для института не был исключением. Огласили список, время и место сбора и распустили счастливчиков по домам – собираться в дорогу. Ранним утром к назначенному месту стали собираться молодые здоровые лбы с рюкзаками за спиной, со спортивными сумками через плечо, в глубине которых что-то заманчиво позвякивало – хрен его знает, как там у них в сельпо обстоят дела с горячительными напитками. Лишь один – очкарик Лёха – разительно отличался от толпы: кроме рюкзака за спиной, при нём был небольшой дипломатик. В нём тоже что-то позвякивало, но звук был какой-то не такой, выбивался из стройного хора голосов винно-водочной продукции. Последним к толпе присоединился Лёхин друган Мишка, с которым они пять лет вместе грызли гранит науки, а теперь, тоже вместе, работали в институтском ВЦ: - Лёха, привет! Ты чё с дипломатом? Водкой затарился? - Не, Миш, там не рыба, там удочки. Этим мы будем огненную воду у аборигенов добывать, - и, положив чемоданчик на асфальт, приоткрыл его. Внутри был полный набор телемастера: паяльник, тестер, набор инструментов, коробочки с резисторами-конденсаторами, и всё это было щедро пересыпано кучей радиоламп. - В деревне-то какая главная проблема? Телеателье в райцентре. Вот в каждом доме и пылятся по углам сломанные телевизоры и радиолы, - поучал друга Лёха, - мы и заполним эту нишу: я курсы телемастеров закончил. Можно деньгами брать, а можно и сразу бутылкой. Да ещё и накормят бабуськи сердобольные. Так и случилось. По приезде на место, Лёха бросил рюкзак на кровать, взял дипломат и деловым шагом пошёл по селу. В первом же доме нашлась сломанная радиола, которую Лёха отчинил за полчаса и пузырь самогона. Через пару часов Лёха вернулся, подозвал Мишку и показал ему бутылку “Пшеничной”, бутылку самогона и 5 рублей денег: - Понял, Миха? Тут непочатый край работы. Рекламу я себе сделал, так что народ теперь потянется. Будешь со мной ходить – чё-нибудь там подашь-подержишь. Да и веселее вдвоём. Всё пошло так, как и предсказывал Лёха: отбоя от клиентуры не было. Друзья каждый вечер пропадали дотемна, возвращались сытыми и пьяными, с водкой и деньгами. Водку – на стол, деньги делили пополам. Однажды вечером, закончив ремонт телевизора, сдав работу хозяину – старенькому, но шустрому деду, и получив пятёрку из дедова кошелька, ребята уже собрались уходить, но тут дедуля хлопнул себя по лбу: - Сынки, у меня же в чулане старый “Рекорд” пылится! Меня им как передовика в 60-м году наградили. Пятнадцать лет как часы, а потом затих чой-то – пришлось новый покупать. Гляньте, может чё-нить получится. Там же в чулане нашлись бутылка водки и банка огурцов, которые честная компания и прикончила перед тем как приступить к осмотру тела. Убрав со стола посуду, Лёха взгромоздил на него внушительный деревянный ящик, открыл заднюю крышку, заглянул внутрь, чихнул и почесал макушку: - Да-а-а, дед, пылищи-то внутри – картошку можно сажать… Лёха включил телевизор в розетку, крутнул ручку громкости… Тишина. Ни звука, ни изображения. Лёха взял тестер, потыкал в телевизор, задумчиво пошкрябал макушку. Дед и Мишка сидели на диване напротив телевизора, наблюдая за Лёхой. Хозяина немного развезло, и он ударился в воспоминания о войне, о том как после войны пересел с танка на трактор, как в райцентре ему вручали этот телевизор, первый в деревне… Лёха ещё раз почесал макушку, взял пассатижи и полез внутрь ящика. Что-то сверкнуло, раздался громкий “бабах”, и комнату заволокло облаком пыли… И наступила тишина. Через несколько секунд, когда пыль начала рассеиваться, дед, прищурившись, вгляделся в экран телевизора: - О! Изображение появилось! И на самом деле: через стекло экрана можно было разглядеть чёрно-белую чумазую физиономию Лёхи с квадратными глазами больше очков, которая ошалело рассматривала, что осталось внутри телевизора после взрыва кинескопа. Физия открыла рот и протянула: - Бля-я-я-а! - Ага, - мрачно сказал Мишка, - и звук тоже появился…